Велоэкспедиция ТрансЧукотка 2006

часть 2: Эгвекинот — перевал-база Осиновая

///Велоэкспедиция ТрансЧукотка 2006, часть 2: Эгвекинот — перевал-база Осиновая

Мы выехали из Эгвекинота в Певек 25 июля. И в первый же день мы столкнулись с основной трудностью нашего путешествия — невозможно низкой скоростью передвижения. Всё из-за перегруза снаряжением, читай — едой :) Ехать более десяти километров в час по дороге, которая хороша для большегрузного транспорта, но отвратительна для велосипеда с тележкой, было невозможно. Грунтовка не гладкое укатанное полотно, хотя местами попадались и такие участки. Лететь по стиральной доске просто не получится: колбасит на седле. Речник, которым часто отсыпают дороги, или щебёнка, не дают набрать нормальную скорость. Не говоря уже о подъёмах на горки: приходилось слазить и толкать велосипед.

Форсирование многочисленных ручьев не добавляло скорости. Мы не взяли с собой сапоги, решив переходить реки босиком, но вода в них оказалась настолько холодной, что ноги начинало сводить, а от боли и хотелось кричать. Времени на такие переправы уходило достаточно: нужно было остановиться, расстегнуть и перенести тележку, придти в себя и отогреть ноги, вернуться за велосипедом, снова придти в себя, перенести велосипед, придти в себя и высушить ноги, собрать велосипед с тележкой, и отправиться дальше до следующего ручья. А ручьёв в тундре, сами знаете, сколько.

К вечеру мы проделали всего 25 километров, достаточно к этому времени обессилев и морально и физически. Поэтому, поддавшись уговорам водителей едущих в сторону месторождения Валунистый, кинули вещи и себя в кузов автомашины, забив на спортивность.

Преодолев крутой тягун, на который, по ощущениям, мы бы убили половину завтрашнего дня, к закату солнца остановились на реке Тадлеоан, где располагалась база дорожников. Ужиная с видом на потрясающий закат и величественную вершину Маттачингая, одиночное восхождение на которую я совершу девятью годами позже, решили завтра сходить к месту пересечения Полярного Круга и 180-меридиана, по-своему уникальной географической точки Чукотки.

Знаковое место в 2006-м году было обозначено вкопанной бочкой со столбом, на котором были прибиты таблички с указанием расстояний. В 2013 году от знака остался только столб, указатели разбросало по тундре, но в 2015 на этом месте поставили красивый памятник, фото ниже.

До бочки мы добирались пешком часа три, пожираемые комарами. Да и то, нашли её не сразу, а после того, как забрались на небольшую сопочку, чтобы рассмотреть долину сверху. На самом деле, узкую долину реки Тадлеоан, зажатой сопками, пересекал только 180-й меридиан, а пунктиры Полярного Круга, как показывала джипиэска, забрались на сыпучий склон сопки, причём с обратной от нас стороны. Дырка в современном памятнике как раз и указывает на истинную точку пересечения. Пока мы обходили сопку, поняли, что не успеваем к отъезду дорожников. Разочарованные, повернули обратно к лагерю, по пути насобирав грибов к гречке на ужин.

После ужина дорожники решили перекочёвывать, захватив и горе-велосипедистов. Глядя из окна машины на мрачные неприветливые сопки, ползущую вверх дорогу, мы, честно, мало жалели о том, что не отправились своим ходом. Поездка с дорожниками по-своему была интересна: из разговоров мы многое могли узнать о «романтике» работы на Чукотке, работяг, обслуживающих дорогу Эгвекинот-Валунистый-Певек.

Удивительно, но чукотских тут не было! Народ приехал не только из уголков нашей страны, но и стран бывшего союза, чтобы заработать денег. Обещали много, а по факту выходило около 120 тысяч рублей за полгода работы (2006-й год). Тяжёлой работы без выходных и праздников. Условия быта, к тому же, никак не назовёшь комфортными: живут рабочие в передвижных балках с печкой и нарами в два этажа. Спецодежду не выдают, туалет, естественно, на улице, вода для умывания в ручье. Питаются сухпайком или в передвижной столовой, если работают где-то рядом с ней.

Что ещё удивительней, сколько бы люди не жаловались на условия, они всё равно возвращаются после полугода межвахты. Ввёл в ступор и ответ на вопрос: «А вы работаете на межвахте, пол года дома ведь?»

— Нет, зачем.

Переночевав в подлодке, как называют передвижной балок дорожники, решили всё же отправиться до прииска Валунистый своим ходом, хотя нам и предлагали попутку. В итоге, за три часа проехали 19 километров! Дорога проложена вдоль сопок, на которые тяжело и долго взбирается. С перевала тяжёлый велосипед невероятно легко устремляется вниз, поэтому нам казалось, что мы едем только вверх.

В таких условиях крутить педали было возможно только на ровных участках или под горку. В остальное время, приходилось слезать с велосипеда и толкать его впереди себя лёжа на руле, так как велосипед с багажом без усилия вставал на заднее колесо. Велотележки были слишком тяжёлые, поэтому даже при не большом крене срабатывал самоотцеп, сконструированный специально для предотвращения аварийных стуаций при перекосе. Прицепить тележку обратно стоило большого труда и времени, а главное — нервов. Необходимо было держа велосипед, раздвинуть самоотцеп, чтобы защёлкнуть его на втулке заднего колеса. Сделать это в одного было практически нереально и приходилось ждать напарника. Поднимать велосипед необходимо было вместе с тележкой. А как это сделать, если велосипед встаёт на дыбы, а тележка отцепляется при малейшем крене? Из всего этого и складывалось наше медленное продвижение.

Чарек предложил на спусках ехать быстрее и энергично заработал педалями, но почувствовав, что 50-килограммовый велосипед при этом обретает хорошую инерцию, решил сбавить скорость и зажал задний тормоз. Велосипед немного повело юзом, а вот тележку повело так, что она своим весом и инерцией развернула весь локомотив поперёк дороги! В мгновение велосипед кувыркнулся, а Чарек вылетел через руль! Если это не видеть, то не поверишь, что такое возможно. К счастью, велосипедист отделался только ушибом и порванной курткой, но это происшествие нас окончательно добило, поэтому мы сели на перекус, ожидая ближайшую попутную машину, которая вскоре и появилась.

Машины у северных водителей — дом родной и обычно они не берут попутчиков, так как спят в кабине. Мы сказали, что у нас есть палатка и не уменьшим их комфорт, если придётся останавливаться на ночлежку, на этом и поехали.

На всём пути до Валунистого, нас  каждый день одолевали сомнения в затее с покорением Чукотки. Из кабины КРАЗов мы с тоской глядели, как грунтовая дорога превратилась в бардак из камня, серых сопок и бесконечных тягунов. Дорога до Певека, по словам водителей, обещала быть не лучше.

Ночью, уже на Валунистом, посреди удручающих сопок, затянутых серым туманом, под звуки барабанящего по тенту дождя, прокручивая проделанный путь, мы решили, что будем добираться до перевал-базы Осиновая на машинах.

Следующие три дня мы либо пережидали дождь в палатке, или, если сверху ничего не капало, гуляли по руднику «Валунистый». Начальство артели очень радушно нас приняло, поэтому мы смогли проследить весь цикл от буровзрывных работ и перевозки руды, до получения концентрата на фабрике. А в пробирной лаборатории даже подержали маленькие пробы жёлтого металла.

2 августа водитель вахтовки, отправляющийся в Певек, матами отказал нам в просьбе взять нас с собой. Делать было нечего, мы подкачали шины, проверили велики, оседлали их и предвкушая, что нас ждёт впереди, отправились в путь. Хитрый водитель, наверное, знал, что подарит нам отличное приключение!

Самое главное и невероятное, мы – ехали! Ехали, наконец, своим ходом и, почему-то у нас это получалось. Получалось взбираться и на подъёмы, которые в начале пути казались неподъёмными. Наверное, мышцы адаптировались, а еду мы подъели, разгрузив велы. Дорога шла по долинам и уже из названия горной местности на карте — Цветные горы, можно представить о красоте тех мест: склоны сопок словно нарисованы разноцветной пастелью. Ноги привыкли к холодной воде ручьев, и мы даже испытывали удовольствие от бодрящего душа, остужая горящие от поездки ступни, пока перетаскивали скарб. Итог первого дня – рекордные 60 километров, и красивейшее место для палатки посреди идеально ровной долины между гор. Несмотря на то, что на продуваемой местности не росло ни одного кустика, между уютных камней у нас полыхал костёр из предусмотрительно собранных по дороге досок от ящика.

Отлично поев, мы могли наслаждаться отдыхом, прокручивая в голове сегодняшнюю поездку, любуясь потрясающим горным пейзажем на горизонте, не спеша смакуя горячий чай с дымком.

Склоны реки Голубая, которую мы пересекли утром следующего дня, обильно поросли спелыми ягодами смородины, которую я пробовал на Чукотке впервые и объелся до жжения языка. Дорога местами была накатанной, но чаще представляла из себя слой гальки с ближайших рек. Разогнаться на таком покрытии невозможно, и к вечеру мы проехали всего 40 километров, встав перед рекой, на ночёвку. Полноводный и широкий приток Танюрера решили пересекать завтра: днём встретили геофизиков, приветствовавших нас словами: «Вам что, делать нехуй?» Завтра они должны были возвращаться обратно, и чтобы не рисковать на переправе, решили переехать на ту сторону на машине.

На берегу мы не испытывали недостатка в дровах, поэтому вволю жгли костёр, пили чай со смородиновыми листьями и лопали сухари со сгущёнкой под успокаивающее журчание реки.

Геофизики, которых мы встретили, четвёртый год идут с Магадана в Анадырь. Колонна из 4-х КРАЗов останавливается каждые 50 метров, спускает на дорогу датчики и регистрирует что-то физическое. Перед колонной идёт машина (она нам и встретилась) которая отмечает вешками отрезки. В день проходят около километра.

Воспользовавшись машиной на переправе, мы проехали пяток километров, болтая. Мимо пронеслась буханка, и секундой позже в рации раздался раздражённый голос:

— Это блять у вас чо в кузове!?

— Да мы велики в тундре нашли!

— Вы долбоёбы, везите обратно, это два туриста едут с Эгвекинота!

За колонной не спеша следует лагерь с балками на колёсах и кухней, до которой мы добрались как раз к обеду. Из-за стола нас не выпустили, пока мы не прикончили огромные тазики горохового супа и плова. Всё было приготовлено из оленя, добытого на охоте.

После супа мы на одном дыхании сделали ещё 20 километров. По пути встречались отколы домашнего стада оленеводов — последствие их недавней пьянки. Ощущение, что это повальное.

Дорога вдали упиралась в горный хребет. Правую от него долину белой занавеской задёрнул дождь, а левая приветственно светилась от заходящего солнца. Мы крутили педали и гадали, куда же повернёт трасса, и к нашей радости, этим вечером ситуация была на нашей стороне.

У не широкой речки паслось собранное стадо. Поболтали с пастухами: впереди рек больше не будет, и дорога начинает потихоньку забираться на перевал. Раз так, решили перейти и вставать лагерем. Позже в гости пришёл молодой чукча – Алексей. Принёс в подарок дрова и со словами: смотрел, как вы дрова ищите по всей тундре, стало вас жалко, вручил нам банку сгущёнки. Поболтали у костра за традиционным чаем. К Алексею я проникся уважением: здравомыслящий парень с речью начитанного человека. Не услышал во время беседы от него ни одного матерного слова. Правда, в тундру его отправили на перевоспитание: Алексей с пацанами ради развлечения угнал в селе Усть-Белая лодку.

5 августа, 10-й день на велосипедах. Утро встретило нас туманом, моросью, и интернет-знакомым, приветствовавшим нас из проходящей мимо машины. Петр живёт в Японии, и практикует геологическую съёмку автостопом по трассе. Где, как не посреди Чукотки в тундре, ещё можно встретиться.

Выехали только в 4 часа, устав ждать прекращения дождя. Главная наша цель на сегодняшний день — Солдатский перевал. С самого начала путешествия мы только о нём и слышали от водителей. Судя по рассказам, нас ждала километровая высота с крутым подъёмом, усыпанным камнями, безжалостно пробивающими колёса.

Подъем был действительно нелёгкий, но нам и тут удалось «вкрутиться». Когда начинались отрезки из булыжников, слазили и тащили велосипеды. Дорога, конечно, была отвратительной: крупные камни нагребли со склонов сопок, мелкого щебня практически не было. Водители постоянно говорили о спущенных шинах от острых граней камня, но нам это не грозило: мы имели возможность глядеть под колёса и плелись медленно.

Добрались до балка на высоте 560 метров с надписью «Берлога номер 1» и 5 звёздами на стене. Балок разбит, двери сорваны, а стёкла выбиты. Тем не менее, мы хотя бы спрятались от ветра и вездесущего дождя. Долго отдыхая, залили в замёрзшие и вымотанные тела по две порции горячего чая, прежде чем отправиться дальше.

Три года спустя гнали по этому маршруту на квадроциклах, и по прекрасному стечению обстоятельств ночевале в «берлоге». Голова кружилась от воспоминаний, водки и северного сияния.

Вокруг итак стоял сплошной туман, но небу этого было не достаточно и оно непрерывно сыпалось на сопки противнейшей моросью. Порывы встречного ветра секли каплями лицо и забирались под куртку, разнося по всему телу дрожь. В таком окружении вся одежда, в конце концов, промокает, и ты чувствуешь, как по горячему телу бегут холодные капли дождя. Но движение согревает, поэтому стараешься не останавливаться и упрямо толкаешь велосипед по бугорку между колеями, так как по ним бежит навстречу с перевала поток холодной воды. Какого чёрта я тут делаю, думаешь про себя, и твоим мыслям поддакивает жёлтая надпись, оставленная кем-то на громадном камне сопки: тебя ждут дома.

Почти перед самой вершиной нам послышался отдалённый гул мотора машины. Через некоторое время в отрешённой и безжизненной обстановке из-за поворота медленно выплыл фонарь машины. Вы не представляете, как я ликовал в тот момент, и какое облегчение у меня было на душе. Но к нашему удивлению, вахтовка проехала мимо, даже не поддержав нас морально традиционным морганием фар или гудком.

Это был невероятнейший облом, не веря в который я продолжал толкать велосипед, утешая себя мыслями, что водителям просто нельзя останавливаться на подъёме и они дожидаются нас на вершине перевала. Но на вершине ждала только синяя бочка Лукойл и ледяной ветер, который гнал сквозь нас серые облака мелкой водяной пыли.

Мы поздравили друг друга с взятым перевалом и сделали вниз километров двадцать за час.

Пейзаж менялся на глазах. На спуске с перевала пришлось форсировать ручьи, размывшие в нескольких местах дорогу. Среди бесконечного камня начала появляться мелкая растительность, затем кустики, а потом и деревца вдоль небольших речек, текущих с распадков. Сопки вокруг преобразились и приветствовали нас своими ржавыми боками, обступив долину реки Хариусная. Главенствовала в этом районе гора Блохина, которую мы мечтали увидеть, так как она единственная была отмечена на карте и служила неким ориентиром по трассе. К сожалению, было уже достаточно поздно, и вся красота мест значительно потускнела в сумерках.

Пришлось переходить много ручьев, разлившихся из-за дождя. Нам надоело разуваться каждые десять минут, и мы начали проезжать их на велосипедах, отчего вымокли окончательно. Но нас грела мысль о том, что вот-вот мы должны приехать к перевал-базе Осиновая. База упорно не хотела появляться, а точного её местоположения на карте мы не знали. Глаза в сумерках устали следить за мелькающей дорогой и всматриваться в тундру, и в какой-то момент мы вообще стали полагать, что проехали мимо, не заметив Осиновую.

Внезапно дорога круто взяла вверх и направо через сопки в соседнюю долину. Мы этого совсем не ожидали. Пришлось спешиваться и тащить ужасно потяжелевшие велосипеды на очередной перевал. Отдыхая наверху, определили местоположение и решили не вставать лагерем, а проехать немного дальше, чтобы посмотреть, на долину, которая должна вот-вот открыться. Если бы не это решение, то ночевали бы мы в тундре, потому что спустя пару минут мы увидели в километре от нас слабое мерцание фонаря.

Проорав хвалу небесам, мы разом повеселевшие скатились в этот оплот цивилизации: в балки, жару и свежеиспечённый хлеб со сгущёнкой.

2018-07-20T04:25:52+00:00 Рубрики: Путешествия, Чукотка|Метки: , |

Оставь свой след