На велосипеде по Чукотке

На велосипеде по Чукотке

///На велосипеде по Чукотке

День 1 | 11 (11)

Путешествия, как правило, с вечера не начинаются: какой смысл через пару часов снова ставить палатку? Но два месяца вахты на руднике Купол и покрытые лиственницей сопки в окне билибинской гостиницы сделали своё дело: я не смог дождаться утра понедельника и набрал телефон: «Игнат, у меня башку рвёт, я выхожу, уйду за перевал и встану ночевать.»

— Хорошо, только заедем на дачу, я тебе огурцов дам!

Спонтанные решения в таких делах редко заканчиваются провалом — это же приключения! Так что я даже за перевал не ушёл: вид на долину реки Малый Кепервеем с высоты дороги предопределил место ночёвки. Такое таёжное великолепие редко встретишь: не лезешь ведь ставить лагерь вверх на сопку, обычно он внизу, у воды. А тут такой ракурс: видно всё до горизонта, который, правда, в тумане. Да и вообще тайга на Чукотке — редкость. Обычно это голая тундра, поэтому вид восхищал.

Воды у меня было только пол фляги Primus. Ну и чёрт с ней, подумал я. На завтрак хватит, ужинать буду пивом и колбасой с сыром — остатками пребывания в городе атомщиков, а закусывать огурцами из Заполярья ( Билибино на 68-й широте)!

День 2 | 64 (53)

Утром, слетая с горы по крутому серпантину — как только тягачи сюда забираются — я, наконец, ощутил, что путешествие началось. Дорогу было видно с высоты: она уходила через леса в дымку на горизонте. Как же это далеко!

Крутить педали посреди лиственниц и болот было весьма необычно — не иначе, как Карелия. Наличие мостов через реки пока ещё показывало близость цивилизации, а вот после «Моста в никуда» меня ожидали только броды. Отсюда же пошли сплошные перевалы. Тяжело вверх, зачастую, пешком, и быстро, с ветерком, вниз. Каждый, кто едет мимо, останавливается и я раз за разом рассказываю свою историю: еду на работу. Водители пьют пиво, угорают и едут дальше, оставляя нас с велосипедом посреди тёплой тундры — не соглашаюсь ехать с ними.

Машины ходят ещё часто: местные мотаются на охоту и рыбалку. Дорогу подшаманили после весенних паводков, а весна в этом году была поздняя, и уже пошли машины с Певека и даже Эгвекинота. Трасса пока укатана. После нудных подъёмов пешком, я радостно мчу вниз, догоняя время и зная, к чему это приводит. Так и есть: теряя бдительность с разницей в 15 минут два раза пробиваю колесо: налетаю на, казалось, безобидный камушек, покрышка пробивается и я получаю ободом «змеиный укус» на камере. Второй раз это произошло в километре от предполагаемого места ночёвки!

Ночью разбудил шум машины, подъехавшей к палатке.

— Да нихуя себе я тебе говорю на велике! Здравствуйте.
— Привет, говорю я недовольно спросонья.
— А вы что на велосипеде едите?
— Ага.
— Нихуя себе!

У Тимофея день рождение, но я отказался пить. Теперь жалею вот: парни, вроде, весёлые, надо было им меня настырнее будить.

День 3 | 103 (39)

Утром наспех заклеенное колесо снова спущено, чёрт побери! Заплаток осталось совсем мало: вчера израсходовал четыре, осталось три. Догадаться взять больше опыта пока не хватило. К счастью, с собой есть серый скотч и он выручает: обматываю проклеенные места проколов скотчем: вроде держит. Меняю камеры местами: нагрузка на переднее колесо по сравнению с задним минимальная, накачиваю и отправляюсь в путь.

Тёщин язык (как будто мне известно, что это такое, ха-ха) Намнамского перевала растянулся на час подъёма пешком. Это даже не перевал: дорога забирается на сопку и частично идёт по пологим вершинкам, отчего ощущение, что ты летишь на самолёте, посматривая на тундру внизу. Затем следует стремительный и долгий спуск. Я могу только радоваться, что ехал не в обратном направлении, иначе топать мне пришлось бы часа три. Поворот на 90 в долину реки Мелкая и я лечу по плоской дороге: по течению реки всегда резво крутится. Сердце замирает, когда от ощущения скорости и раскинувшегося тундрового окружения теряю контроль и проглядываю очередную ямку, а рюкзак с велосипедом мотает из стороны в сторону. По привычке смотрю под багажник на заднее колесо — цело ли?

Одно время я решил, что нужно бросать всё и заниматься чём-то одним, иначе нигде не станешь профессионалом. Сейчас я ехал и понимал, что архаична идея мне не подходит и я не хочу зацикливаться на чём-то одном. Разные виды активностей — это совершенно разные впечатления и эмоции! Именно поэтому я хожу пешком или на лыжах, сплавляюсь на лодках, лажу в горы, или гребу на каяке вдоль побережья. Последний раз велосипед я крутил аж 6 лет назад, во время похода в Иультин, и сейчас давно забытый восторг летел впереди, горланя песни на всю узкую долину, пока не привёл меня к Номнункувеему.

Новое слово сидело в голове: байкрафтинг! 25 километров дороги идут параллельно течению. Чего ехать, когда можно сплавиться? После обеда я разобрал и сложил велосипед, нагрузил пакрафт Альпака и отчалил.

Худшего сплава у меня не было. Даже на мелком Кооленвааме во время похода в Уэлен я смог лавировать между камнями и пробирался через перекаты. Здесь же практически на каждом мне приходилось скрести задницей, надеясь, что дно выдержит. «Кто преодолевает пороги боком?» — кричал я сам себе, но ничего не мог поделать: лодку вертело на камне, а я старался выбраться из бурлящей воды, работая вёслами и прыгая в пакрафте. Основную струю не видно из-за велосипеда на носу и на следующем перекате всё повторяется! Через час, когда я сел на дно полностью, терпению моему пришёл конец.

Просушился на ветру, сложился и выбрался обратно на дорогу. «Тут до самого впадения в Раучуа каждые 50 метров порог!» — посочувствовали мне из Камаза. «Да я вижу!» — злобно поглядывал я на очередную бурлящую меандру. Путешествие продолжилось на велосипеде, тем более, повторюсь, вниз катится легко.

***

Тишина и красочный закат к полуночи сменился шквальным ветром. Ветер силился разодрать натянутый тент Хиллеберга, ясно дело, у него не получалось, поэтому он просто донимал меня своим хлоп-хлоп-хлоп. В конце концов мне это надоело и я вылез наружу растянуть все оттяжки палатки. Холодный ветер окутал меня, и я с ужасом заметил сплошную белую стену пелены на том месте, где вечером стояли такие красивые горы. Менее чем через минуту, когда я наспех вогнал ногой последний колышек в тундру, сотни колючих мелких капель покрыли меня своими пупырышками и я шмыгнул обратно в укрытие. Приехали, думал я, забираясь обратно в тёплый пуховый Фьялрайвен.

День 4 | 141 (38)

Проснулся на удивление поздно, аж пол десятого. К счастью, утро было сухое, хотя облака упали до сопочек. Не сегодня, так завтра…

После дождя тундра пахнет необычайно сладко. Мой нос, как хромотограф, раскладывает запах на составляющие ароматы: ягод, багульника, мха, огненного иван-чая вдоль обочины дороги. И я не только не могу насмотреться на тёмно-зелёную долину Раучуа, но ещё и надышаться.

Дорога всё дальше увозила меня от Билибино и поэтому становилась всё хуже. Могу даже сказать когда именно она испортилась окончательно: после Намнама. Не каждая машина переберётся через широкую реку, и многие легковушки заканчивали маршрут здесь. Дальше ехали, в основном, тяжёлые Уралы и Камазы: а им без разницы, гравий ли под колёсами и выматывающая гребёнка или ровная дорога. Я же еду на велосипеде и задница моя всё ощущает. Хотя я, в общем-то, не спешил: заложенные 40 километров в день даже по относительно плохой дороге, как оказалось, проезжались, поэтому рвать и не надо было. Да оно бы и не получалось: на щебёнке не разгонишься. Где гравий был сбит машинами с колеи, дорога напоминала подобие стиральной доски: чуть больше скорость и ты начинаешь скакать на седле, а на багажнике рюкзак. При таком ритме быстро выматываешься. 6-7 километров в час, вот реальная скорость на этом покрытии! И это при том, что ты едешь по долине без всяких подъёмов!

Добавили ощущений и многочисленные броды. Останавливаться перед каждым и переобуваться в кроксы в какой-то момент стало лень — я, почему-то не догадался ехать в них — и когда посередине одного из бродов колесо упёрлось в большой камень, я вымок окончательно. Понятно, что больше на броды я не обращал внимание.

Если Намнам я переплыл, то с Раучуа будет посложнее: мощный и быстрый поток воды шириной в три десятка метров нёсся мимо меня. Натом берегу так резво не причалишь. Я прошёлся вдоль берега в поисках места помельче, но единственным возможным показался перекат, где все машины и проезжали: река разливалась шире, а, значит, течение и глубина становились меньше. Снимаю штаны и натягиваю мембранные брюки из гортекса. Мембранные носки, кроксы и гетры, чтобы не заливалась вода. Пробую пройти метров десять по реке: вода доходит до колена, поток мощный, но идти можно, хотя с треккинговыми палочками было бы комфортнее. Понятно, что придётся делать две ходки и тащить всё на себе. Если катить велосипед, то, скорее-всего, смоет. Возвращаюсь за вещами и замечаю едущий в мою сторону Уазик. Стоило тратить время на переодевание!

***

Ночью не давали спать выстрелы — охотники. Сонный мозг рисовал картины, как раненные медведи врываются в мою палатку мстить.
Через какое-то время к палатке прикатили.

— Ярослав, ты живой, слышу я подвыпивший голос.
— Ярослав не знаю, это Тимур.
— Мы тут двух медведей в паре километров шуганули: одного я задавил, не ну а чо делать, он на ребят бросился, а второй в тундру убежал к сопкам.
— Вы ранили его?
— Нет.
— Ну чо делать, сидите, охраняйте меня теперь до утра.
— Ахаха, ну будь аккуратнее…

Колёса ушуршали, а мне после этого как ночевать и кого бояться в этой жизни? Четырёхногих, или двуногих, всё-таки?

День 5 | 191 (50)

Дорога забиралась всё выше к перевалу, именуемому у водителей Двойновский, хотя намёка на такое название в окружающих горах не было. По рассказам, это должен был быть самый крутой перевал на пути. По ощущениям сложности добавила только отвратительная дорога : даже не щебёнка, а скальник. В добавок, вылезло жаркое солнце и давай нещадно долбить в самый тяжёлый момент, пока я толкал велосипед вверх.

Наверху догнал крузак: «Дорога такая, потому что её только сделали. Неделю назад всё было размыто-перемыто, вообще не проехал бы. За перевалом будет нормальная. Ну будь здоров…»

И я, действительно, полетел вниз по накатанной дороге, мечтая, чтобы она не заканчивалась, перебираясь через броды, и потом снова невероятно быстро дальше, пока таким образом не добрался до федералки. 2/3 пути позади!

Федеральная дорога Магадан-Омолон-Анадырь-Певек несколько лет находится на стадии строительства. Участок от трассы Билибино-Певек до села Илирней сделан полностью, это 95 километров отлично сконструированной дороги: полотно поднято над тундрой на несколько метров, а не лежит вровень. Переходы через реки и ручьи оборудованы колвертами с каменными габионами. Вдоль дороги формируются водоотводные траншеи выложенные габионами. Сама дорога снабжена отбойниками и знаками. Даже наименовния водотоков, которых нет на карте, имеются! Совершенно нереальная картина посреди тундры, ведь по дороге практически никто и не ездит. Моя задница это хорошо ощутила: и тут щебёнка с гравием!

Долго ищу в этот вечер, где встать лагерем: ручьи и реки далеко, да и съезда в тундру нет, она где-то внизу, иногда в трёх метрах ниже! Свалишься, не вылезешь. Чувствую, что и сил нет: крутить снова начал в перевал. Съедаю шоколадку, запиваю водой с БЦА и дальше трястись, но, кто ищет, тот доедет: встаю лагерем у небольшого озера, мимо которого пол часа назад прошло огромное стадо оленей. Я наблюдал их издалека, а приедь всего на пол часа раньше оказался бы в эпицентре водоворота из рогов и копыт!

На ужин, вы не поверите, у меня варёная оленина — выпросил у проезжающих мимо охотников, как и я заметивших стадо. Контраст на контрасте. Час назад я бесился от того, что за красивым фантиком благоустроенной дороги скрывается какашечное покрытие, от того, что есть я хочу неимоверно, а задница моя отдыхать, и вот я уже пью горячий олений бульон, смотря, как облака спускаются всё ниже и ниже, и предчувствуя, что конец хорошей погоде всё же настал.

День 6 | 243 (52)

Погорячился я вчера в обед на Двойновском перевале, когда радостно кричал на камеру, что это последний. К тягуну по трясучке добавился ветер и дождь, прекращения которых я тщетно ждал аж до одиннадцати утра. Чем выше к перевалу, тем мрачнее туман и сильнее ветер. Погода была настолько неприветливая, что даже проносящиеся мимо дорожники никак не поддерживали меня, и это выбешивало даже больше. Если раньше мне сигналили, а то и останавливались поболтать, то здесь молча обдавали меня душем из воды и выхлопами. Машины летели с такой скоростью, что я боялся, как бы какой камень, выскочивший из-под колёс, не передал мне привет.

До обеда дрочево, после обеда мочево — подбадривал я себя зная, что с перевала снова буду лететь и так оно и вышло: вниз я преодолел почти втрое большее расстояние за то же время и под вечер, наконец, увидел озеро Илирней с островом, кутающимся в облака. Тут меня и отпустило — доехал! Сердце щемило от встречи со знакомыми местами, я был тут в 2016-м, когда ходил на гору Двух Цирков, а туман, заполнявший всё вокруг, добавлял меланхоличной романтики. Осталось только съехать с дороги и протащить велосипед четыре километра по тайге до маленькой избушки. Через час мороки съехал к ней на велосипеде, мягко огибая тундровые кочки — так точно ещё никто не делал :)

Шесть часов вечера, а я не обедал: в такой мерзопакости вокруг любая мысль об остановке отдавалась дрожью в теле. Быстро, пока сам тёпленький, кочегарю примус, и через пару минут закидываю в себя горячий суп, а потом второе Гала-Гала, и тут начинается самое приятное — обустраиваюсь!

Дров в балке нет, в лес идти не охота — тундра и кусты мокрые, всё равно, что залезть в одежде воду. Я решаю прогуляться по берегу и чутьё не обманывает: собираю охапку, пусть и влажного, плавника.

С собой я вёз три длинных деревянных зимних колышка: один использовал как подножку, а два других болтались без дела и их было жаль выкидывать. Строгаю из одного сухих петушков и складываю в печь. Обкладываю пустыми пакетиками Гала-Гала, они жуть как хорошо горят, а затем менее сырыми веточками, найденными на берегу. Чирк, и дом мой наполняется сначала приятным дымом горящего дерева, а потом и теплом.

Нужна хорошая погода в путешествиях? Если всё было гладко, а я бы не промок насквозь, собирая все 50 километров дождь на себе, пил бы я с таким упоением коньяк всего после трёх часов от того момента, когда ругался, чавкая ботинками по лужам между кочками пушицы? У меня огромная порция шикарнейшего пюре с мясом, салат из огурца, болгарского перца и соевого соуса, и пол литра дагестанского.

Стоило оно этого? Сомнений нет, а больше удивление, насколько быстро могут меняться условия: ещё мгновение назад ты был в полной заднице, а теперь всё настолько хорошо, что и пожелать больше нечего. И радость от того, что уют можно создать даже в самых диких условиях за 250 километров от города.

День 7

Есть такое метеорологическое понятие, как обложной дождь, и оно очень ёмкое: это когда облака и противный недодождь — морось, обкладывают тебя со всех сторон. Тут ничего не остаётся делать, как пить озеро с чайными листьями (а у меня их три вида) и читать. Ну и натаскать побольше плавника к печи – пусть сушится.

День 8 | 250 (7)

Выпито было немало, видимо, и погода успокоилась. Даже голубое небо пару раз промелькнуло на сером канвасе. Я отнёс пакрафт Альпака, надутый по наивности вчера, на озеро, кинул рюкзачок с титановым Примусом и отправился к острову, давшему название озеру Илирней — остров-гора.

В 2016 году не удалось попасть на него, и одной из главных целей этого путешествия стало побывать на вершине, поэтому я и вёз всю дорогу пакрафт с вёслами. Теперь, сидя в лёгкой лодке, я приближал мечту с каждым гребком весла.

На протяжении всего маршрута удивительно приятные сюрпризы нет-нет, да и попадались на пути. Скажем, усрался я на перевале, еле затащил велик наверх, а там сидит пуночка на камне и весело так верещит – подбадривает. Посмотрела, что я долез, вильнула белым пузиком и улетела. Хорошая моя, люблю её настолько, что даже набил на правой сиське, оттого и увидеть очень рад. А тут, представляете: за всё время путешествия через оленные земли я не встретил ни одного оленя (то стадо в трёх километрах не считается). И что вы думаете! На самой вершине острова я встречаю оленя, одиноко щиплющего тундру! Ещё раз! Олень на самой вершине острова, окружённого водой! В самом узком месте пролив аж 260 метров! Для меня эта встреча, даже не удача, а невероятное чудо.

***

С пол часа погода дала мне полюбоваться окрестностями, потом снова всё затянуло на глазах пришедший с юга хмарью. Закапал дождик, а моим планам завтрашнего радиального сплава из верхнего озера в нижнее по соединяющей их протоке не суждено было сбыться.

День 9 | 291 (41)

Я снова чавкаю по жиже, натянув на ноги мембранные носки и кроксы с гетрами. Чего сушить ботинки, если за 10 минут хождения по болотам они снова станут мокрыми, подумал я вчера. А утром пришла простая и гениальная идея: так не иди в ботинках – наденешь их на дороге! Пришлось наскоряк с утра досушивать мои Hanwag Salt Rock, чтобы на дороге блаженно облачиться в сухую обувь. Снова кайф в мелочах!

Удивительно, насколько отличаются ощущения, когда ты проходишь тот же маршрут усталым и после отдыха. Я, в общем-то, и не заметил, как проскочил тайгу. На пути же в избушку я думал, что останусь лежать лицом вниз в бурой воде вездеходной колеи. То же самое и с дорогой. Не смотря на то, что она шла вверх по течению, я бодро крутил педали, вспоминая, как медленно ехал вниз!

Ветер шпарил в лицо, за несколько часов езды под дождём я промок, и понял, что без горячего обеда мне не обойтись. Но мысль о том, что придётся стоять на ветру была ещё ужаснее, чем голод и промозглость! Вторая за день отличная идея пришла неожиданно: я обедал в колверте под дорогой. К счастью, удалось найти сухой: всего за 3 дня дождей пересохшие русла ручьёв превратились в полноводные реки.

На 45 минут ранее запланированного я достигаю поворота и сворачиваю на канадскую дорогу, ведущую на рудник Двойной — сосед моего рудника Купол. Потоки воды с окружающих сопок несутся через дорогу и я перехожу не разуваясь — ночевать сегодня буду на кровати. Чёрт побери, но перевал по пути на Двойной оказывается самым высоким во всём путешествии, и снова вспоминаю случай с Двойновским перевалом. Очередной брод, выжимаю носки, и залипаю на туман в распадках. Смотреть на рыжую дорогу и крутой подъём совсем не хочется…

Харэ грызть семечки. Толкай велосипед дальше, осталось совсем чуть-чуть!

Карта маршрута

Итак, желающим прокататься по Чукотке на велосипеде однозначно могу советовать дорогу Билибино-Певек. Прелесть в том, что трасса хорошо просматривается в Google Earth и вы можете рассчитать маршрут и остановки. Идеи могут быть следующие: Билибино-мост в никуда (40 км)-Алискерово (80 км) и далее сплав по Малому Анюю до Кепервеема (80 км). Либо с педалированием поболее: Билибино- село Илирней (330 км) и сплав по Малому Анюю до Кепервеема (160 км). Билибино хорош тем, что туда можно прилететь из Магадана (цена билета порядка 25 т.р. в один конец).

Дорога, как вы видели из рассказа, от отлично укатанной до жёсткой щебёнки, но 40-45 км в день можно закладывать смело. Если вы спортсмен, и не фотограф, можно и 50 делать. Цифрами на карте обозначены места ночёвок. Топокарту 2 км 20Мб можно скачать с яндекс.диск. Отметил примерно дорогу красным пунктиром.

По дороге ездят машины, если что, можно рассчитывать на эвакуацию или переправу. Дорога дальше до Певека более сложная из-за многочисленных рек — Чаун, Угаткын… Даже грузовые машины после паводка могут ждать несколько дней, пока спадёт вода, так что рекомендую везти лодку.

Так же есть и другая дорога на Чукотке: Эгвекинот-Певек, по которой можно проехаться на велосипеде или квадроцикле.

  • http://vk.com/id8491586 Геннадий Макеев

    Рассказ супер, впрочем, как и всегда! Глядя на эти дороги невольно понимаешь, для чего нужны современные велосипеды с широкими колесами (а не так, как их используют, катаясь по ровному асфальту). Но в таком формате комбинированного путешествия со сплавом таскать его нереально)