Часть I. Большой Матачингай
Часть II. Малый Матачингай
Часть III. Пик Гранитный

После бани и киселя, я проснулся ужасно опухшим и не выспавшимся. Солнце в окно светило уже который день, поэтому нельзя было упускать ещё один тёплый шанс, подаренный капризной чукотской природой, хотя так хотелось поваляться.

Умывание в холодном озере, и кофе, сваренный на воде, взятой оттуда же, окончательно привели меня в чувство. Такое ощущение, что бухал вчера. Прикончив свой скромный завтрак – кашу с миндалём и папайей, и мятный чай с сухарями и гусиным паштетом, я собрал своё снаряжение, оставил двухдневный запас еды в балке, поскольку опережал график на два дня, полупустой баллон с газом, у меня был ещё один полный баллон, и отправился в долину ручья Гранитный, откуда собирался подняться на последнюю вершину в путешествии по горам Иультинского района Чукотки – Пик Гранитный.

Пик Гранитный на фоне горы Звезда

Впереди меня ждали 15 километров перехода, из них почти половина пути по дороге. К счастью, этот скучный участок я пролетел довольно быстро, и свернул в тундру к левому притоку Эрвыкыннотвеема.

Казалось, обычный ручей, но чем выше по его течению я поднимался, тем выше становились скалы вокруг него. Иногда вода вплотную прижималась к ним, и мне приходилось карабкаться по камням, чтобы пройти этот участок. Внезапно ручей свернул налево и всё – пройти дальше я уже не мог. Бурлящая вода была зажата скалами, которые отвесно поднимались на полсотни метров. Пришлось лезть вверх, чтобы обойти этот нетипичный для Чукотки горный каньон. Естественно, лез я не по скалам, а нашёл вполне себе приличный склон поросший травой с цветами градусов под 70. Сверху ручей был ещё прекрасней: вода прорезала себе путь в скалах, петляла от стенки к стенке, и радостно шумела, падая белыми бурунами с камней. Представляю, что тут творится во время паводка.

Пройдя теснину, ручей снова выбегал в свою широкую и глубокую долину, но спуститься сверху к нему я уже не мог – склоны были слишком круты. Продвигаясь вперёд, я постепенно забирался всё выше и выше, и он уже тёк ста метрами ниже. То что должно было случиться, в конце-концов случилось. Теперь уже не только слева, но ещё и передо мной, вниз уходили скальные сбросы. Я стоял перед неширокой, но глубокой долиной, прорезанной за тысячелетия водой, стекающей с безымянной высокой горы справа от меня. Ручей в распадке каскадами водопадов падал вниз, а я стоял и раздумывал, каким же образом спускаться мне. К счастью, недалеко обнаружился хоть и достаточно крутой склон, но состоявший из сыпуна – мелких камней вперемешку с частичками почвы. Было страшно сделать первый шаг на этоту практически вертикальную стену, но, сделав его я убедился, что камни держат. Так что вниз я скатился довольно  резво, набрав только полные ботинки мелкой породы.

А внизу, на месте слияния двух ручьёв, меня ждала поляна, сплошь покрытая высокими цветами иван-чая и другими цветами, которые, наоборот, прижимались к земле. Воздух был наполнен густым сладким ароматом, я скинул рюкзак и устроился на этом пёстром ковре на перерыв: спешить некуда – осталось 3-4 километра, на которых я, все же, умудрился заблудиться.

Ручей в каньоне.
Ручей, бегущий по распадку безымянной горы.
Юго-восточные склоны горы Малый Матачингай
Цветы

Я шёл в долину ручья Гранитный, удивляясь, насколько горы не соответствуют тому, что нарисовано на карте. Когда набираешь скорость, очень не хочется лишний раз останавливаться и снимать рюкзак, потому что ещё больше не хочется его потом надевать. Поэтому я решил дойти до вон того водораздела, и там уже произвести рекогносцировку. Естественно, на невысоком перевале я окончательно понял, что ошибся долиной и свернул чуть раньше, чем надо было. Первой мыслью было не обходить цепочку гор, а перекинуться через них в лоб. Слава богу, ума хватило этого не делать. «Непонятно, что там с другой стороны», – рассуждал я. «Зачем лезть наверх в конце дня, ведь, сам подумай, времени, что вверх, что обходя, затратится одинаково», – успокаивал я себя, поедаемый непонятно откуда налетевшими комарами.

И уже всего-навсего через 40 минут я разбивал палатку на твёрдой тундре, окружённой горами-тысячниками. В двадцати метрах от палатки бежал ручей Гранитный, небольшим водопадом падая в круглую яму, выбитую водой за долгое время. «Вот и ванна на завтра после восхождения», – решил я.

Ручей Гранитный
Горы в тумане.

Как вы помните, гора Пик Гранитный видна с арки «Полярный Круг», которая перекинута через трассу Эгвекинот-Иультин (Амгуэма). Если быть точным, виден не сам пик, а южные склоны одного из его отрогов. Поэтому мне надо было взобраться на него, пройти по южному гребню, утыканному скалами, выйти на гребень над цирком, и дальше спокойно взойти на вершину. Спуск с неё сложности не представлял и из лагеря выглядел, как пологие сыпуны.

На скалы я влетел быстро, а дальше пришлось много и медленно лазить. Тут всё было намного круче, чем на Большом Матачингае. Пришлось взбираться на одну башню, спускаться с неё, для того, чтобы залезть на вторую. Конечно, я не висел на одной руке над пропастью, но на расслабленную прогулку это тоже не походило. Камни вылетали из под ног, с грохотом летели вниз, увлекая за собой соседей и дружно вылетали на мульду двустами метрами ниже. Оставалось радовался, что я не камень, смотреть на синее небо и ползти наверх.

Хорошее место для отдыха на вершине скал появилось неожиданно. Ровная площадка с травой сама приглашала остановиться на отдых и не карабкаться дальше. Отсюда открывался впечатляющий вид на долину реки Дорожная, приток Эрвыкыннотвеема, и на трассу до Иультина, по которой медленно пылили муравьи-машинки. Я привык доверять внутреннему голосу, поэтому дальше не пополз и остался сооружать небольшой тур. Открою секрет: с собою я тащил кусок зеркала. Тадааа. И проволоку. Тадаааа. Я решил закрепить зеркало наверху таким образом, чтобы кто-нибудь с дороги заметил солнечный зайчик на горе и ему вдруг стало интересно, что это там такое может сверкать.

Довольный проделанной работой, я попил чай, в этот раз холодный, я взял его из лагеря во фляге, подкрепился вяленным оленем и отправился по двухкилометровому гребню на пик. Сначала я осторожно спустился по выветренным скалам на сто метров вниз, а затем уверенно набрал 400 метров высоты, и, в итоге, ступил на вершину, увенчанную покорёженным тригопунктом.

Маршрут закончился. Конечно впереди меня ждал спуск, и нужно было добраться до Эгвекинота, разноцветные домики которого в 30 километрах я мог разглядеть с вершины, но ощущение радости от выполнения задуманного путешествия, которое в голове крутилось уже 2 года, вперемежку с капелькой грусти оттого, что я увидел такие красивые места в одиночку – все, кто собирался идти со мной не смогли присоединиться, наполняло меня. Ракета, выпущенная с хлопком вверх, прозвучала аплодисментом всем тем, кто стоял, и будет стоять на вершинах, пусть даже и таких невысоких гор.

Отметить восхождение после быстрого спуская я решил в бассейне, который образовался под небольшим водопадом, в который я и сиганул на закате дня. Хотелось посмотреть, как выглядит водопад изнутри, поэтому я ещё и снял видео под водой, и после купания отправился в палатку греться и смотреть, что получилось. Ручей падал в воду и разбивался на тысячи белых пузырьков воздуха, а прозрачную воду прорезали косые лучики света. На каменистое дно медленно падали зелёные водоросли, которые я поднял своим прыжком, а между ними туда-сюда серебристыми ракетами сновала форель и медленно прохаживались толстые сижки. Стоп! Рыбы в этой луже!? Я отмотал запись назад. Мне не померещилось. Три десятка рыб, если не больше, нагуляли аппетитные бока в этом маленьком бассейне. Сейчас я уже был сыт, расслаблен, мне было холодно и возиться с ловлей мне совсем не хотелось: у меня не было снастей и надо было что-то выдумывать. Оставалось лишь жалеть, что вчера я ограничился лишь обычным обтиранием.

Вернуться в Эгвекинот я мог двумя путями. Изначально я планировал обойти с севера Пик Гранитный и выйти на Иультинскую трассу в районе 32 километра, а там ловить машину до посёлка. Судя по карте это было простое хождение по тундре, и никаких сложностей возникнуть на моём пути не должно было. Я выходил на участок дороги, где базировалась база дорожников, обслуживающих дорогу. На этой базе можно было переночевать или ждать попутной машины в Эгвекинот. Но шагать предстояло около 10 километров, значит часа 4. Не факт, что на базе кто-то дежурил, я не догадался выяснить это в Эгвекиноте. К тому же до Эгвекинота оставалось слишком большое расстояние, а я не был уверен, что поймаю машину.

Второй вариант возвращения появился во время восхождения на Пик Гранитный. Ручей, который рождался на ледниках его цирка, бежал на юг и скрывался за поворотом. Если идти по ручью, то до дороги было всего-навсего 5 километров, вдобавок, я выходил прямо к арке на 24-м километре трассы. Но я помнил скалы и водопады, которые мне встречались в распадках во время восхождений на оба Матачингая. Что если этот ручей в каком-нибудь месте так же будет зажат скалами и я не смогу спуститься? По карте, вроде бы, таких мест быть не должно, но узкое ущелье между двумя горами, где бежал ручей, пугало неизвестностью.

Арка Полярный Круг на фоне скал южного гребня пика Гранитный

Мысли о двух маршрутах спорили у меня в голове до трёх ночи, я весь извёлся, но заснуть не мог. Утром всё определила погода. Долина была заполнена туманом, дул сильный ветер и, судя по всему, собирался пойти дождь. Не, подумал я, наворачивать круги в такую погоду не хочется. Решил рискнуть и, доверяя  карте, отправился к подножью Пика Гранитный, где бежад мой шумный путеводный ручей.

Какого чёрта я сомневался, я понятия не имею, потому что спустился вниз, как по лестнице. Долина ручья, к тому же, оставила необыкновенное впечатление. Ручей проложил себе дорогу среди беспорядочного нагромождения камней, между двумя высокими склонами соседних гор. Они чернели и давили своей мрачностью, а низкие облака, которые раздирали на клочья скалы, нагнетали атмосферу. Кое-где лежал серый снег, не знаю, какой год, похоже, что он не вытаивает в этом угрюмом месте и за всё лето. Ощущения в этой тёмной узкой долине приятно контрастировали со всем увиденным за прошедшие дни.

На дорогу я вышел всего через час после начала спуска, что не могло не радовать. К сожалению, низкие облака закрывали вершину, где я побывал вчера, всего пару раз я видел скалы в белом разрыве, но разглядеть свой тур так и не успел. Увидеть солнечный зайчик, значит, суждено кому-то другому.

Арка Полярный Круг на фоне скал южного гребня пика Гранитный

На попутке, которую поймал прошагав полтора часа по дороге, предвкушая завтрашней вылет в Анадырь, я доехал до Эгвекинота, где волею небес завис из-за непогоды, на следующие 2 дня. Хотя, не было бы этого, не пошёл бы я в музей, не отыскал бы топонимический словарь, и не узнал бы, что слово Матачь’ын, на самом деле чукотское, и означает кустарник, который служит подстилкой под шкуры в пологе.

Гранитный на джипиэс
Часть I. Большой Матачингай
Часть II. Малый Матачингай
Часть III. Пик Гранитный

Пройдено по маршруту

0км.
за 7 дней

Общий набор высоты

0м.

Данные события имели место быть тут: