Короткий Мэйнстрим

с. Чуванское (р. Еропол) — с. Марково (р. Анадырь) — Анадырь | 12-20 июля 2012 года

///Короткий Мэйнстрим

Несколько лет ко мне в гости собирался друг. Адвокат, зажатый между клиентами и судьями, душа которого так хотела вырваться из  московских тисков и познать простор Чукотки.  Летел долго, потому что никак не получалось скоординировать наши отпуска, надо было подгадать с рейсами из Москвы и внутренними по округу, которые вообще редко по расписанию летают, а главное, я совсем не знал, что можно успеть показать на Чукотке в материковский короткий 2-х недельный отпуск. Да и маршрут нужен полегче, так как адвокаты в Москве по тундрам не шастают, и для первого раза их надо поберечь. Хотя Макс к хлюпикам не относится: за его плечами сотня прыжков с парашютом, а значит стоять на вершине какой-нибудь чукотской горы он не испугается, и его смело можно с собой брать в отакэ. Вот только куда, ломал я голову.

maksim_egorov

Идея пришла после Чукотского Мэйнстрима, нашей экспедиции с Женей Басовым на каяках по реке Анадырь. Я решил устроить укороченную версию прошлогоднего сплава, старт начать из отдалённого чукотского села Чуванское, спуститься около 60 км по новой реке со звучным названием Еропол, который вынесет нас в родные воды Анадыря, и завершить маршрут в Марково двумястами километрами ниже. Не без знакомства и больше везения, в авиакассах удалось приобрести билеты на подходящие даты по маршруту Анадырь-Марково и обратно. В Чуванское договорились заброситься из Марково на моторной лодке. Цена вопроса сопоставима с перелётом из Нью-Йорка в Милан, но такова тру Чукотка.

Огромное спасибо всем, кто нам встретился в путешествии, и особенно Николаю Тынескину и его жене, их дочке Маше и её мужу, их подруге Насте на джипе. Авиалесохране во главе с её командиром вообще респект!

Мишки на пути в Чуванское

-А корову как привезли? -Да как, взял болгарку и выпилил в вездеходе проём, чтобы корова прошла.

Макс прилетел и под костёр с пивом на берегу Анадырского лимана состоялось его знакомство с Чукоткой. Вечером упаковались и уже на следующий день после 40 минут перелёта в набитом грузом, вопреки всем правилам техники безопасности, пассажирском ан-26, мы приземлились в Марково. Стюард расстроил тем, что на улице всего +11, туман и моросит дождик. Но к вечеру, оставив за кормой моторки две сотни километров будущего сплава по Анадырю, мы мылись в гостеприимной бане Николая в Чуванском.

У Николая в сельском доме после городской суеты было так хорошо, а его жена очень вкусно готовила, поэтому на следующий день мы никуда не отплыли, зато погуляли по селу. Я с удивлением смотрел, как на Чукотке сажают картошку, а в сарае накладывают сено коровам! Картошку, как оказалось, выращивают не для привычных целей: водку-то лимитированно выдают, намекнули нам.

Чуванское

Чуванское

Чуванское

Чуванское

Чуванское

Старая могила оленевода

Могила на вершине сопки

Дождик под вечер перестал, мы нашли отличное место для лагеря, разожгли костёр и, разложив наши припасы, принялись их уничтожать, запивая огненной водой и восхваляя природу. В общем, мужики по-настоящему отдыхали. Солнце тоже далеко не уходило, а предоставило нам возможность сидеть до поздна: на Чукотке было время белых ночей. Мы решили восхождение на завтра не откладывать, встретить рассвет на горе, а спустившись завалиться спать до обеда. С противоположного берега, где стояли лагерем, путь подъёма был хорошо виден. Но когда причалили, отыскать место, где можно было подниматься оказалось нелегко. На склоне рос сплошной лиственничный лес со стланником, да ещё и крутизна его склонов, покрытых  ковром скользского мха и ягеля, заставляла забираться чуть ли не на четвереньках. Зато пахло потрясающе.

Лишь на половине пути до вершины, когда лес закончился, мы смогли шагать нормально, и поднялись на гору ровно в тот момент, когда
огненный шар появился из-за горизонта и залил своим светом всё вокруг.
Это было потрясающе! Синяя лента Еропола бежала под нами, на востоке над всеми вершинами возвышался каменный кряж горы Терпухой: всего год назад мы стояли на его вершине. Лесотундра окрашенная солнцем в тёплые тона, простиралась вокруг до горизонта. Её прорезали искрящиеся речушки, тут и там сверкали блюдца озёр. Мы долго впитывали всю эту красоту, ощущая мощь природы,  запахи и её проснувшиеся звуки. Дикость и суровость граничила тут с такой уютностью и притягательностью.

река Еропол

Закат на реке Еропол

река Еропол

Рассвет на горе Острые Сопочки

гора Острые Сопочки

Пойма реки Еропол

река Еропол

Где-то в полдень, уже в палатке, нас разбудили звуки выстрелов. А через несколько минут к лагерю причалили две лодки. Нам радостно было вновь видеть Николая и его жену и их друзей, которые специально приехали к нам отмечать… день молодёжи! До вечера мы все стали молодыми: стреляли из карабина по моему вёслу, травили байки, учились кататься на каяках. Вечером, после того как мы не без сожаления расстались с жителями Чуванского, полезли с Максом трезветь в холодную воду тихой речной заводи. Когда мы уже почти собрали лагерь, к нам снова нагрянули. На этот раз мимо проплывал лесничий, который вёз пассажиров из Марково. Реки в таких отдалённых краях самые настоящие дороги и по ним постоянно кто-то мотается. Традиционно попив чаю и поболтав об обстановке на реке, мы разъехались в разные стороны.

Плыли снова до поздна, встречая красочные закаты, наслаждаясь тишиной и спокойствием. К сожалению, проскочили избушку на слиянии рек Еропол и Анадырь, а я хотел, что бы Макс непременно переночевал в таком тундровом балке. Ночевали в палатке, смотря, как солнце раскрашивает алым цветом белые нити дождя на противоположном берегу, по которому несколько минут ранее гуляло пару медведей. От таких гостей мы вокруг палатки разожгли и оставили гореть несколько больших костров.

Берег реки Анадырь

река Анадырь

река Анадырь

гидропост Новый Еропол

гидропост Новый Еропол

гидропост Новый Еропол

Весь следующий день нас беспощадно жарило солнце, под которым мы в итоге догребли до гидропоста Еропол. Прошлогодний знакомый Витя, единственный работник гидропоста, встретился по пути. К сожалению, он уезжал в Чуванское, но на метеостанции оставалась его девушка. Поужинали, посмотрели, как чукотские теплицы отапливаются дровяными печками, поискали следы давних строений: когда то на этом месте было село, и улеглись спать.

На следующий день сплава стало ощутимо больше комаров. На реке их ещё было не так много, но стоило выйти на берег, как тебя окутывал рой гудящих насекомых. Стоять долго на одном месте было невозможно, и рыбачить, к сожалению, не получалось. Ради развлечения взорвали ночью один баллон с газом и решив, что мы распугали всех медведей в округе, завалились спать.

Горная часть реки закончилась, Анадырь выбегал на равнину, которая усмиряла его течение. Осталась позади гора Опалённая, а впереди нас ждала гребля. Лиственничный лес на берегах реки уступил место тополям и ивам. Тут, на равнине, в тёплом микроклимате Марковского куста, комаров стало ещё больше. Теперь мы плыли в накомарниках. А устанавливая лагерь постоянно носились по берегу, потому что стоять было невозможно, не говоря о том, что бы сидеть возле костра, наслаждаясь природой. Щучьи горы мы наблюдали через противомоскитную сетку палатки, а поедая наш ужин, мечтали поскорее добраться до Марково. И никто даже не пошёл вечером мыться и чистить зубы, боясь быть съеденным заживо.

Марковчане про полчища мошки говорят: комарИно было (=

река Анадырь

река Анадырь

река Анадырь

река Анадырь

комары загнали нас в палатку

Я думал, что добираться до Марково мы будем ещё два дня, но доплыли уже на следующий вечер. По пути в бесконечных петлях проток встречались орлы, с высоких подмытых берегов свисали тоненькие ивы, и всё так же продолжало светить солнце. На одной и проток попали в не очень комфортную ситуацию. Плыли себе спокойно, как вдруг течение стало ускоряться: протока впереди впадала в основное русло, причём делала это перпендикулярно. В результате этого оба течения на месте слияния образовывали чодовищные водовороты, и меня несло как раз на такую воронку. Я уже ничего не мог поделать: поздно заметил опасность, а подхваченный мощным потоком каяк плохо слушался весла.

На коленях лежал фотоаппарат, я не успевал его спрятать в гермочехол, нужно было балансировать судном. Сам я забрался поглубже в каяк, понизив центр тяжести. С ужасом наблюдая, что водоворот впереди гораздо больше чем виделся издалека, и не веря глазам, что дно воронки, вопреки законам физики, может быть ниже основного потока реки, я нёсся на встречу неизвестной опасности. Чудом я пролетел, каяк накренило сначало в одну, затем в другую сторону, но удалось избежать оверкиля, хотя я думал иначе. Макс на надутой Щуке прошёл это место весьма спокойно.

река Анадырь

река Анадырь

Марково

На высоком берегу марковской протоки, в которую мы еле вошли, продравшись через мелкий перекат, играли дети. «Вы доlbo-2бы!?» — разнеслось над рекой радостное приветствие юных марковчан.

В село мы пришли в выходные и снова попали на день молодёжи. Мне показалось мало пройденного маршрута, поэтому я ещё взял главный приз (шампунь) на местных соревнованиях по гребли на каюке — деревянной лодке, выдолбленной из ствола тополя. Тут же на празднике мы увидели в небе автожир и пошли в авиалесохрану познакомиться с этим аппаратом, надеясь и полетать.

Тяжело представить, но пилот автожира пригнал его своим ходом с Камчатки! Летел один, вместо второго пилота был бак и рюкзак с тёплой одежой и едой. Садился на дозаправки на аэродромах. Вот это настоящее приключение! Автожир – это летательный аппарат, похожий на вертолёт, но летающий по принципу самолёта. Только роль крыла у него выполняет раскручивающийся большой винт, а маленький винт толкает аппарат вперёд, и он взлетает за счёт набегающего воздуха.

LFR_1260

Марково

Марково

река Анадырь

пойма реки Майн

село Усть-Белое

К сожалению, покататься не автожире не получилось, но зато мы договорились отправиться в Анадырь на катере авиалесохраны, который отплывал послезавтра. На обратном пути домой мы сделали несколько важных дел:  успели посадить судно на мель в самом начале путешествия, и спустя пару часов невероятных усилий снять его, посетить могилу первого губернатора Чукотки — Леонида Францевича Гриневецкого, промерить глубину тундрового озера, в которое лесохрана выпустила карасей! Озеро, скорее-всего, зимой промёрзнет до дна, мелкое оказалось, и карасики не переживут ледниковый период )’:

Мы вновь шли прошлогодним маршрутом по протоке Прорва из реки Анадырь в Майн и далее снова по реке Анадыря. Я радостно приветствовал знакомые места, вспоминая, как год назад мы волоком тянули свои каяки против течения. А к вечеру второго дня плавания мы быле уже в городе.

Техническая сторона маршрута

0км.
Пройдено

Leave A Comment