Как я открыл этим летом Шелагский

///Как я открыл этим летом Шелагский

Чукотка богата на впечатления. Я всегда это знал, и постоянно это говорю. Со спортивной точки зрения поход на самый северный мыс Чукотки вообще был не спортивным, даже произносить километраж не получается. Ллладно, скажу: 60 км мы шли 8 дней. Отчасти из-за того, что Света шла с десятилетним Вадиком. Без Вадика мы бы проскочили этот маршрут за 3 дня. Но было бы столько впечатлений? Поэтому, совет: имейте персонального Вадика в голове, рассматривайте каждую букашку и наслаждайтесь медленным перемещением, дающим вам возможность созерцать. Это я и сам себе говорю.

Чукотка — это не маршруты из точки в точку. Это — путешествия. Путешествия, где ты ещё можешь совершить тысячи открытий, не смотря на 21 век на календаре. Даже я, казалось бы, повидавший на Чукотке всё, сто четыре раза слышавший фразу: что ты ещё можешь тут посмотреть, хожу с разинутым ртом и удивляюсь тому, насколько много можно открыть для себя в этом чудесном краю. Открываю и для вас.

Открытие первое. Мыс порванных штанов.

В первый день мы прошли смешные 7 км. Уж очень удобное на карте место для стоянки и обзорной экскурсии на мыс Катэкэнмээм. Место оказалось ещё интересней: вертикальные склоны мыса — это многоквартирный дом тысячи чаек. Интересно, что других птиц не было. Я то думал птичий базар —это как  Шанхай.

Звуки, которые раздаются в этом месте ни с чем не сравнить. Для меня это были совершенно новые звуки, в которых смешался какой-то язвительный смех, жалобные рыдания ребёнка, жуткие завывания кого угодно, только не птиц, и традиционные иййяяя. Мозг переводит их на свой лад: чего стоишь — прыгай. Прыгай и лети! Сотни птиц под ногами кричат расправив крылья — это легкоооо, иййяяя! Разбегись и лети. Солнце улыбается и подталкивает в спину тёплой полоской заката. Свинцовое море внизу дышит ровно и спокойно: да не парься, ну не сможешь полететь, смотри, какое я красивое. Будем друзьями. Предохранитель не сгорел, но накалён до предела, и ты нереально близок к безумию. Место силы!

Дорогущие шведские мембранные штаны я порвал об острую щётку кварца, когда жопой лазил по скалам в поисках идеального кадра с птичками: ножками ходить как-то страшно. Следом за мной дорогущие американские мембранные штаны порвал Женя Басов.

Открытие второе. Череп белого медведя.

Череп мы нашли в тундре. У него была удлинённая форма и не такой массивный лоб, поэтому мы и решили, что это череп белого медведя. Тела не было, видимо лежит он тут в ритуальных целях. Раньше береговые жители охотились на белого медведя и употребляли его в пищу. Сегодня белый медведь занесён в Красную книгу и его добыча запрещена.

Череп белого медведя я видел впервые. В эти районы умка регулярно заходит. И хотя мы его, слава богу, не видели, кости говорят, что он есть.

Открытие третье. Полярная станция Туманная и мыс Шелагский.

Самый северный мыс Чукотки названия не имеет, что удивительно. Расположен он на макушке полуострова Шелагский, похожим на голову диплодока. Западный мыс этого полуострова — ноздри диплодока — носит одноимённое название. Поэтому, чтобы не путаться, мы говорили Шелагский северный.

Мыс Шелагский назван так в честь племени «шелаги», сведения о которых сохранились в исторических летописях открывателей этих мест. Но как и куда исчезла эта народность — загадка.

На Шелагский северный попёрлись ночью. Мы только начали расслабляться после дневного перехода: поели, спирту накатили, сидели возле огромного костра, распивая песни под гитару, как Женя сморозил: а пошли сейчас! На самом деле логика была: ночи всё равно белые, погода хорошая. На фото ночные краски эффектней. Через пол часа обсуждений за и против пошли. Ругались, конечно про себя, но шли: «за», ведь, победило!

Мы знали про Туманную отчасти из-за эпизодов фильма «Как я провёл этим летом» но думали, что она находится совершенно в другом месте, и собирались отправиться туда завтра-послезавтра. Каково же было удивление, когда с перевала, внизу на каменных склонах почти у океана отчётливо показались домики полярки! Неожиданно приятное совпадение: Туманная станция и самый северный мыс Чукотки — одно место!

Полярная ли станция это была, крутится в голове вопрос, когда ты стоишь в этом необычном месте. Деревянные строения, как гнёзда стрижей, прилепились на огромные скалы крутого северного склона горы Энгытгын. Здесь может быть только что-то, что нужно скрыть от посторонних глаз!  Колоссальное упёрство нужно, чтобы привезти всё суда, затащить наверх, построить все эти сваи, настилы между домами, сами дома.

Взгляните на эти рельсы из бруса! По ним с помощью лебёдки ездила тележка. Колёс не было. На деревянных полозьях просто полукруглые пазы, которые ложились на рельсы. После посещения Туманной станции у меня нет сомнений, что человек мог построить и пирамиды. Легко. Главное — приказ и вера.

Открытие четвёртое. Крым на Северном Ледовитом океане.

Все прошлые дни стояла отличная погода. Бухта Шелагская, когда мы только спустились к ней с перевала, блестела в лучах жаркого солнца. Хотя бы лёд есть, рассуждали мы. В планах было купаться в океане после бани. Делать это хотелось, конечно же, между льдин, иначе какие из нас полярники.

Северный Ледовитый океан с самого северного мыса Чукотки представлялся мне до горизонта забитым льдом. С океана непременно должен был дуть холодный ветер, море должно было быть свирепым, а горизонт должен скрываться в серой и тоскливой пелене. Сама суровость должна была встретить меня. Ну как два года назад, когда я пришёл в Уэлен.

На деле всё оказалось до невероятного наоборот. И если бухта Певек возле самого северного города Чукотки была, как в моём описании выше, то самое северное, а читай суровое место Чукотки, прям вот издевательски радовалось своей выходке. Яркая жёлтая дорожка убегала по идеально ровному морю к самому солнцу на идеально чистом небе, а редкие льдинки на Северном Ледовитом океане казались исключением. Вот тебе и Чукотка!

На следующий день и из нашей бухты угнало весь лёд, пока мы отсыпались после ночного похождения! Аршинные дрова трещали в печном зёве бани, а мы сидели на песчаном берегу и глядели на чистую голубую воду. Крым, а не Чукотка, кто нам поверит! Ну ладно. Природа сжалилась над нами и оставила одну льдину возле берега. Вокруг неё и резвились.

Северный Ледовитый океан удивил! Он остался в памяти спокойным, ласковым, безмятежным и тихим. Я понимаю, что он не такой, но почему он оказался к нам таким добрым?

Открытие пятое. Дождь из камней.

11-16 метров в секунду, порывы до 22-х. С таким результатом мы вышли к лагуне Амнонгкынмынны. Хорошо, что на нашем пути оказался балок, где все впритык разместились на полу, а Лёха перпендикулярно у всех в ногах. Ради интереса я попытался поставить палатку, но сделать это не смог: её просто-напросто прижало к земле. Одна дуга у легкоходной палатки не для Чукотки. Слышите?!

Слышно ничего не было. Одно сплошное вшшшшш или вжжжж или всссссс. Ветер поднимал волны на океане, срывая с их верхушек белые капли воды, шлейфом вознося к небу. Словно белые нити дождя, которые так часто видны в тундре, только наоборот. Игнорирование гравитации. Игнорирование притяжения. Я пошёл прогуляться, когда в спину мне что-то стукнуло. А потом ещё, а потом нескончаемым потоком на меня хлынула шрапнель их мелких камней, бульками встречающихся с поверхностью океана. Первый раз я видел, что камушки могут летать.

Открытие шестое. Труднодоступная полярная станция Валькаркай.

С одной стороны, сотрудникам этой полярки повезло: до Певека отсюда 40 км через небольшой перевал. Это не мыс Черского, или не полярка в устье Раучуа. Если приспичит, можно и в город смотаться. Была бы она действительно труднодоступная, мы бы не дошли. Тем не менее, сотрудники полярки практически всё время живут безвылазно. Анна — начальник, чуть моложе меня, работает тут с 12 года.

Проблемы, как и везде, не только на полярных станциях. Рассказывать о них неохота, можете угадать. Не угадаете, например, одну: несколько лет назад пришёл белый медведь, съел собаку и начал гонять людей. Двое из них пол дня провели на крыше метеостанции. На станции ружьё держать не положено, поэтому, жили как в осаде, и пару дней ждали, пока приедут органы из Певека, чтобы медведя застрелить. Этот после всего, что натворил, уже не образумится.

В такие места всегда хочется приходить, потому что тут и встречаются настоящие люди. Многое в их работе непонятно в наш сегодняшний цифровой век, но то, как скрупулёзно выполняют они свою работу «от сина до сина», не может не вызывать уважения. Погода в Арктике, между прочим, делает погоду на всей Земле. Ну и конечно, отдельное удовольствие смотреть «Как я провёл этим летом» в комнате, где это снимали. А есть торт на самом краю земли — это вообще нереально. Спасибо, Новосибирск, за очень тёплые впечатления!

Открытие седьмое. Военная база.

Военные — люди особенные. Их бы энергию, да в мирных целях. Не получилось. Строили они в Арктике много и основательно. В таких дырах, что удивляешься: кааак сюда забрались! Попадались среди них и романтики, видимо. А может с технической точки зрения, локаторам на косе Валькаркай ничего не мешало принимать и отсылать сигналы. Раненных с поля боя не утаскивали, бросили тут же. Сегодня такие объекты вроде памятника. Прибрать бы вокруг, да водить экскурсии с рассказами о холодной войне.

А ржавая бочка из-под ГСМ — главный логотип советской, а сегодня и российской Арктики, кто бы там что не пел о зачистке.

Открытие восьмое. Кекуры.

Про кекуры в Чаунском районе мы слышали. Их там много, в отличие от остальной Чукотки, где они, чаще всего, встречаются поодиночке. Слышали, да не собирались, поскольку они, вроде-как, в другом месте должны были находиться, а оказалось, что до них можно дойти. Мы скорректировали обратный маршрут, чтобы наша жизнь никогда не была как прежде. Добирались до кекур по кочкарной тундре, через горные перевалы 2 дня.

Может природа такое соорудить? В том то и дело, когда попадаешь в такие места, начинаешь сомневаться. Парни говорят, что на другом отроге вообще кекурная аллея: 20-метровые гиганты стоят в ряд параллельно друг другу. Я туда не пошёл, остался тут фотографировать. И теперь Маньпыпунёр меня не так манит, как прежде.

Настоящий каменный город. Уютный, а в следующее утро уже не такой. Спускаюсь в лагерь к остальным, и мы идём заканчивать наш поход.

Открытие девятое. Заброшенные посёлки.

Заброшенных поселений на Чукотке, похоже, больше чем жилых. Они все разные, громадные, как, например, посёлок Иультин, в который я путешествовал в 2012-м, или вот полностью стёртые, как посёлок Шелагский, где остался только 1 дом и куча фундаментов. Но удивляешься всё равно всегда, в уме прикидывая цифры: сколько денег, сколько труда, сколько людей, сколько судеб.

Иногда по заброшке гулять интересно. Иногда навивается тоска и депрессия. Но пройти мимо — не пройдёшь. Заброшенные посёлки — это неотделимая история Чукотки. Янранай, Валькумей, Красноармейский…

Открытие десятое. Певек.

Певек — это п! Певек — город контрастов. В Певеке всё не как везде, ты попадаешь сюда и недоумеваешь буквально на каждом шагу. Певек застрял в совке, а другой ногой пытается шагнуть в атомное будущее. Певек романтично купается в заходящем ярком солнце и чадит полувековой угольной ТЭЦ. От бывшей столицы «Территории» ничего не осталось. Куваевская романтика сегодня здесь не чувствуется, но Певек безусловно запоминается. И не только тем, что улетали мы отсюда 4 дня!

Я бы действительно посоветовал всем хоть раз в жизни прилететь и пожить в Певеке. Отрезвляет, не смотря на то, что не пить там нельзя.

Открытие одиннадцатое. Природа.

Природа на открытия неисчерпаема. И это открытия, которое открыть легче всего. Просто выходите наружу, смотрите по сторонам, вниз, на небо и открывайте. Открывайте для себя что-то новое. Открывайте детали. Открывайте формы. Запахи. Звуки. Открывайте полог палатки и удивляйтесь тому, как всё может изменяться в считанные часы.

Природа всегда удивляет. В этом коротком путешествии мы встретили такое её разнообразие. Твёрдая тундра под ногами у самого побережья, и кочкарные болота во второй части путешествия. Море. Сегодня спокойное, завтра тоже, послезавтра сбесившееся, а потом вдруг снова без единого волнения. Туман, который не отпускал спать часов до трёх ночи. Комары на фоне снега. Неутомимое солнце, которое даже и не думает касаться горизонта.

Всё вы это видите в соцсетях, читаете. Не надо этого делать. Идите сами. Ищите открытия. Они вас ждут!

А если и открывать, то открывать вместе со снаряжением из магазина Спорт-Марафон.

Спорт-Марафон

3 комментария

  1. Boris 17.08.2017 at 17:28 - Reply

    От Валькаркая до Певека около 80 км. 40 только до Янраная.
    Мы тоже думали, что Туманная в другом месте. Предполагали, что в лагуне где балок, недоходя до Валькаркая. А когда поняли, уже было мало времени. А с западного пройти очень сложно — жёсткий стоунхенч. Избу, описанную Куваевым видели?
    Кстати, вы с Басовым былы? Он же там месяц назад был. Торопов шёл по его следам. Встретили когонить?

  2. Boris 17.08.2017 at 17:32 - Reply

    Всё понял, вы вместе с Женей были.
    Кстати, поняли как к разбившемуся самолёту идти?
    Почему про избушку и баню ничего не написали? Вы же там были…)

    • Тимур Ахметов 18.08.2017 at 00:42 - Reply

      Я про самолёт читал в прошлом году, поскольку в прошлом году на мыс и собирался (не получилось: прогноз погоды был ужасный, я в Билибино улетел, на Командную ходил). А в этом совсем забыл об этом факте! Прикинь! Вспомнил только на Валькаркае, когда спросили: а чо, вы на самолёт ходили?
      Про Куваева не знал. Чорт. Это в дневниках прибрежного плавания? Избу видели возле Шелагского Западного. Ну как изба, полуземлянка, 4 стены без крыши.
      Про дом и баню писать не стал. Ну не знаю почему, не навеяло ничего. Отлично, конечно, но не смогу я так быт описать, чтобы все квартиры побросали :)))
      Толян пошёл после нас. Разминулись чуть-чуть.
      Спасибо за комментарии.

Leave A Comment