Китовый позвонок

Мыс Дежнёва — крайняя восточная точка России (и Евразии), а село Уэлен — самый восточный населённый пункт нашей страны, если не считать погранзаставу на острове Ратманова.

Рассказ-эссе о моём путешествии к этим двум точкам на карте Чукотки можно прочитать в разделе Путешествия пройдя по этой ссылке. 

Первая же часть фоторассказа доступна по этой.

День седьмой и восьмой. Уэлен и мыс Дежнёва.

Уэлен, Чукотка

Село Уэлен — самое восточное поселение России. Я провёл там 7-й день похода: сушил вещи, знакомился с посёлком и даже сходил в баню, представляете! Панорамный вид на посёлок Уэлен можно посмотреть по ссылке.

Чтобы не перегружать материал и без того большим объёмом фотографий, про Уэлен я напишу отдельный пост, уж извините, а сейчас сразу отправлюсь на мыс Дежнёва.

В Уэлене казалось, что мыс уже близко, а на деле оказалось не так. Чтобы добраться до Края Земли нужно пройти от посёлка аж 15 километров в одну сторону, при этом набрать 700 метров высоты и перекинуться через гору Лев, которая сторожит путь к мысу. Проделать этот путь, конечно, не сложно, но и не так быстро: получается полноценный дневной переход.

Тундра возле Уэлена
Горы возле Уэлена
Горы возле Уэлена
Кость кита в тундре

Во время похода к мысу, таки и по возвращению, с океана всё время несло непогоду.  Иногда облака закрывали всё вокруг, вызывая опасения, что на мысу ничего не будет видно. Но погоду как заказали: примерно на час туман рассеялся, полоска его осталась где-то у берегов Аляски, а я увидел даже остров Ратманова.

На сам мыс, к океану, спуститься не получилось: я и без того задолбался скидывать пол километра с вершины по огромным древним валунам, пока вообще не начались скальные сбросы. Конечно, можно было найти путь в обход по распадкам, но времени бы это заняло достаточно много.

В итоге я остановился примерно на двухсотметровой высоте, вскипятил чай из дождевой воды, набранную в выбоинах огромных камней, отдохнул, созерцая просторы и отправился в обратный путь.

Недалеко от горы Лев
Скалы на мысе Дежнёва
Туман с океана

Конечно, надо было бы остаться на мысу на сутки, но в этот день в Уэлен должна была придти группа Жени Басова, с которой я разминулся на реке Поутен в первой части рассказа. Идти обратно сотню километров по тундре в одного мне совсем не хотелось, поэтому я уходил с мыса Дежнёва с небольшой грустью.

Группу я встретил по возвращению, правда ребята уже собирались уходить в свой базовый лагерь в заброшенном поселении Дежнёво, где все разместились в большой охотничьей избе. До Дежнёво топать 15 километров, я, конечно, немного прифигел, но сказал ребятам: догоню, и пошёл собирать рюкзак…

В этот день я сделал более 40 километров, и на удивление выжил :)

Коса Уэлен

Для тех, кто пока не понимает важность хорошей разношенной обуви, и не знает, что такое тундра, скажу что из группы в 14 человек в Уэлен из Дежнёво пришла только половина! Остальные остались в избе по своей воле, либо Женя просто запретил им идти: люди и их ноги были убиты переходом. Вот вам и реалии походов по тундре, это при том, что средний вес рюкзаков был 25 кг.

Мои ноги, на самом деле, тоже были не в лучшем состоянии: болели лодыжки от ходьбы по кочке, а мозоли я натёр по дурости, когда лень было разуваться для переходов рек и я шагал напролом. Обычно таким идиотизмом страдаешь в конце дня.

Тундра
Тундра

День девятый. Дежнёво-Элейкэй.

Море

Идти по берегу, конечно, несравненно легче, чем по тундре, к тому же картина удивляет: бушующее море контрастирует мощью, холодом и запахом  с тундрой, которую я прошёл несколькими днями ранее. Температура на побережье на порядок ниже.

Берег Чукотки и старый вельбот
Китовая челюсть в земле

В провиденском районе на острове Иттыгран есть удивительный памятник культуры береговых жителей: аллея из вертикально поставленных костей кита: челюстей и рёбер. Предполагается, что они не несут никакого сакрального смысла, их назначение чисто утилитарное: хранение байдар.

Похожий памятник, но в миниатюре, есть на мысе Верблюжий (Сфинкс). Конечно, трудно поверить в то, что никакого мистического смысла таким сооружениям не придавалось: смотрятся они необыкновенно. Почему их не устанавливают сейчас для оформления посёлков и городов Чукотки я не понимаю: согласитесь, уникальный колорит же!

Берег океана и цветы

В отличии от луговых цветов центральной части России, тундровые цветы гораздо скромнее в размерах, но всё-равно спешат украсить собой тундру за короткое полярное лето.

Цветов в тундре много. Они яркие, особенно на частом сером фоне непогоды, безумно пахнут, но спасаясь от ветра с океана так и остаются крошечными. Маленький организм с неутомимым желанием жить ярко.

Незабудки
Цветы Арктики
Цветы Арктики
Арктический мак
Медведи на аберегу
Побережье Берингова моря
Закат над бухтой

Эквен

Про Эквен в сети написано достаточно много материала. Скажу лишь, что это один из крупнейших археологических памятников России. Правильнее сказать — был. Сегодня могильник, датируемый первым тысячелетием нашей эры, изучен, раскопан и развезён по музеям. Всё что оказалось не таким интересным размывается морем.

Стены древних жилищ, сложенные из китовых позвонков, оказывается не представляют ценности и брошены на растерзание морем. Из толщи мерзлоты продолжают вытаивать наконечники гарпунов, копий. Готовый материал для создания уникального туристического маршрута по Чукотке бесследно исчезает в море.

Эквен

По мне, так ощущение жизни чувствуется именно в таких местах. Тут жить невозможно! С одной стороны бушующее море и снег в июле, с другой стороны болота тундры. Но люди здесь жили! Не просто попробовали поселиться, а именно жили тысячелетия, создав собственную цивилизацию.

Неизвестная трагедия оставила только следы: кости морских животных, которым, надо полагать, тоже несколько веков. И кость, которая на кость животного никак не похожа…

День десятый и одиннадцатый. Долгий переход по тундре.

Следующие два дня мы прошли по тундре, свернув с побережья в долину реки Элейкей, поскольку на море начинались сплошные скальные стены. Ничего не поделаешь: придётся монотонно двигаться к цели. Именно из-за этого нудного и маловпечатлительного перехода я и проложил маршрут в Уэлен через озеро Коолен.

Удивляют названия на карте: я привык к чукотским названиям, а тут сплошь эскимосские: короткие и звонкие: Китулин, Алятэнн, Уучьынейкэй, Эулюк. Для не путешествующего по Чукотке, конечно, они звучат так же в диковинку, как и для меня, но я ещё и разницу вижу (=

Пешка по побережью
Чукотка, группа туристов

Расстояния огромные, тундра плоская, из-за чего переходы морально тяжелы: кажется, что продвижение идёт крайне медленно, хотя так и есть. Группа растягивается на большое расстояние, что выгодно для фаворитов, но не для отстающих: на привале все дожидаются последних, и как только они финишируют привал заканчивается!

Переправа через речку
Наледь на реке
Туристы и журавли

За два дня тягучих подъёмов на перевалы и медленных спусков с них, мы прошли около сорока километров. По идее, к концу похода расстояния должны увеличиваться: рюкзак-то легчает! Народ был убит, конечно.

Последняя ночёвка на реке Пувтывеем недалеко от бухты Пувтын разнообразила скучную тундру. Палатки стояли посреди цветущего горца, у меня в котелке варился нут: газа оставалось много. Туман наползал с гор, укрывая верхушки плотным одеялом, но в долину не спускался.

Чукотка, закат
Пешка по тундре
Палатка MSR
Снежные берега
  • Туман в горах
  • Туман в горах

День двенадцатый. Последний.

До Лаврентия оставалось 26 километров. Учитывая нашу скорость, трудно было поверить, что сегодня вечером мы уже будем в посёлке, но предвкушение дома, видимо, заставляет ноги работать, потому что группа бодро отправилась в путь.

Туристы в тундре

Заброшенная стоянка оленеводов в тундре. Рога, полозья от нарт, и, конечно, бочкотара. Иногда на таких стоянка можно найти старые советские артефакты: будильник, игрушки.

  • Остатки нарт
  • Рога в тундре
Тундра
Озеро Коолен

Гнездо динозавра. Такие кольца часто встречаются в тундре. Результат работы вечной мерзлоты: ежегодная оттайка, а затем замерзание выталкивает наружу породы, которые формируют такие удивительные образования.

Переправа через реку

Арсений Гусев из Анадыря переходит последнюю водную преграду перед возвращением в Лаврентия — реку Нунамваам. Она же первая преграда, когда мы шли в Уэлен. Изначально я планировал сплавиться по этой реке до поселения Нунямо, на берегу залива Лаврентия и потом добежать 10 километров до Пинакууля, поскольку Женя планировал ночёвку на этой реке. Но группа решила дойти-таки до Лаврентия.

Звонок в тундре
Звонок по сотовому телефону в тундре

Последние 7 километров по болоту, перерыв на звонки: с небольшой возвышенности Лаврентия уже показалось и телефон ловит связь, чай на берегу, в ожидании вельботов… Поход закончен.

Возвращение
Закат в заливе Лаврентия

ВСЁ!

Ноги после похода

Рассказы о моих путешествиях по Чукотке и не только можно посмотреть в разделе Путешествия. Заметки о более коротких вылазках на природу доступны в блоге в рубрике Походы.

Первая часть фоторассказа, если кто пропустил, лежит тут, а кто не не читал основной рассказ о путешествии из Лаврентия на Мыс Дежнёва, может сделать это по ссылке.

Так же рекомендую посмотреть панорамы из этого похода. Лучше на компьютере и в полноэкранном режиме:

Маршрут похода от Лаврентия до мыса Дежнёва и обратно:

Для тру-туристов маршрут на двухкилометровке. Открывается в новом окне, весит 3 метра.

Карта путешествия в Уэлен